Отчеты об охотах

Как охотовед браконьера ловил

Очередная ночь не принесла мне желанного трофея. Медведь никак не хотел идти кормиться на поля, где несколькими днями раньше регулярно жировал.

Фото Nik Borrow/Flickr.com (CC BY-NC 2.0)

Чтобы разорвать тянущуюся полосу неудач, мы с Сергеем решили отвлечься и посвятить утро охоте на рябца, благо денек обещал быть погожим и тихим.

Правда, выехать вовремя не получилось по разным, не зависящим от нас причинам, так что в лес мы попали с небольшим опозданием.

Собрали ружья и, зарядив в стволы «семерку», двинулись по старой, набитой лесовозами дороге в сторону зарастающих делянок. Временами мы останавливались, внимательно прислушиваясь к лесным звукам, манили притаившихся петушков, но пока ни один нам так и не ответил.

Извилистая дорога уперлась в делянку, густо заросшую молодым березняком и осинником. Нам ничего не осталось, как обойти ее по краю, перелезая через поваленные ветром громадные осины и ели, потому что тихо пробраться через густой подрост, не распугав при этом рябцов, было невозможно.

Взобравшись на ствол очередного дерева, можно было увидеть ярко-желтые кляксы лисичек, небрежно разбросанных по зеленому ворсистому мху. Рубиновые бусы ярких брусничных ягод, переливающихся в лучах осеннего солнца на малахитовых кочках, рядки рыжиков, спрятавшихся под еловыми лапами, и красные шапки подосиновиков, всем своим видом умоляющих их сорвать…

Наконец, послышался долгожданный посвист пестрого петушка в углу делянки. Медленно продвигаемся ему навстречу. Увидев небольшую полянку, замираем.
 «Пять, пять, пять тетеревей», — выдувает манком Сергей, изображая посвист петушка.

Рябчик мгновенно отвечает, услышав мнимого соперника. Игра началась! Снова Сергей манит манком петушка, дразня и приглашая на «разборку». Тот не заставил себя долго ждать и, шумно замолотив крыльями, перелетел в нашу сторону, сев в тридцати метрах.

В четыре глаза пытаемся его разглядеть в переплетении ветвей, но рыжей листвы еще достаточно много и заметить пеструю лесную птицу не удается. Рябчик, распалившись, свистит раз за разом, готовый задать взбучку непрошеному гостю. Выдержав паузу, Сергей отвечает.

В тот же миг петушок с шумом срывается с дерева и, пролетев над нашими головами, приземляется на небольшую ель в конце полянки за нашими спинами. Подняв хохолок, недовольно перебирая мохнатыми лапками, возбужденный рябец завертел головой. Я жестом показал другу, что предоставляю выстрел ему.

Он кивнул в ответ и медленно поднял ствол. Тишину осеннего леса разорвал ружейный выстрел. В тоже мгновение пестрый петушок комом полетел вниз вместе со срезанными дробью еловыми веточками.

Поздравляю друга с полем, крепко пожимая руку.

Покурив, отправляемся дальше к следующей вырубке. Вокруг множественные следы пребывания лосей — гон в самом разгаре. Следующая делянка, в отличие от первой, оказалась достаточно чистая.

Кое-где выросли молодые елочки и сосенки в человеческий рост, между которых на белом мху росли белые грибы, а вокруг старых пеньков повсюду была рассыпана брусника — настоящий рай для боровой дичи! И, словно в подтверждение моих мыслей, сразу с трех сторон засвистели рябчики.

Скорее всего, это еще не распавшийся выводок кормился спелой ягодой, греясь на сентябрьском солнышке. Мы не стали спешить, а удобно уселись на большой пенек на краю делянки и, наслаждаясь этой красотой, стали слушать пересвистывание рябчиков, попивая обжигающий чай, подбрасывая в кружку, собранную, не сходя с места, бруснику.

Вдруг в середине вырубки раздался странный свист, как будто кто-то неумело или совершенно не имея слуха, пытался манить рябчика.

— Что это за тенор недоделанный?
— Наверное, грибник, решил рябчика поманить, — ответил Серега и взялся за манок.
— Сейчас мы его подманим, а заодно и протокол напишем, если путевки нет.

Охотовед запищал манком, изображая мнимого рябчика; тот, кому этот свист был адресован, мгновенно заглотил наживку и тут же ответил свистом, напоминающим рябчика, которому медведь наступил на ухо. Я сидел на пеньке и, сдерживая смех, наблюдал, как Сергей крался к предполагаемому нарушителю, с каждым шагом сокращая расстояние.

Так, маня друг друга, они постепенно приближались. Судя по звуку, они должны были вот-вот встретиться взглядами! Еще пару-тройку метров, и из-за елки появится растерянный горе-охотник, но вместо охотника с земли, шумно молотя крыльями, поднялся крупный рябчик, приведя охотоведа в недоумение!

Такого выражения на лице друга мне еще не доводилось видеть! Я же чуть не свалился с пня, задыхаясь и давясь от накатившего хохота!

Еще долго лес сотрясался от дружного смеха, когда я, передразнивая, показывал, как он крался к «простудившемуся» рябчику — браконьеру…

Что случилось с этой птицей, трудно сказать, возможно, какой-то врожденный дефект или полученная травма, а может, лесной бог не всем зверям и птахам дарует голос и слух?! Не знаю, встретиться ли мне еще когда-нибудь такой феномен, но картина, как охотовед браконьера ловил, точно останется в моей памяти навсегда!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»